96391623_3535126_sombradalua
- Не смей прикасаться..! Не трогай меня! А-а-ааа!!!
- Да я, тебя, блядина ты эдакая, урою на хуй! Прям сейчас урою!!!
- Дети! Дети, смотрите! Смотрите на вашего отца! Не подходи ко мне выродок! У-у-уу!
Светлана сжимала подушку и жалась в углу кровати. Ее муж, Федор, метался по комнате, бессмысленно размахивая руками и опрокидывая предметы. Их дети — Саня (6 лет) и Оленька (7 лет) стояли в дверном проеме, наблюдая  родительскую ссору. Саня всхлипывал. Ему хотелось тишины и, может быть, даже и спать. Оленька держала брата за руку и щурилась от яркого света лампочки.
Федор смахнул со стола на пол то, что оставалось после ужина — несколько тарелок с прилипшими к ним остатками еды, заварочный чайник, кружки. Федор подбирался к шкафу с подаренной на годовщину свадьбы посудой.
- Даже не думай, падла!!! — завопила с кровати Светлана, по — прежнему сжимая подушку. Одним углом подушки она прятала подбородок. Глаза следили за перемещениями мужа. Сама же Светлана оставалась неподвижна.
- Не думай даже, падла!!! Это моих родителей подарок! А твои нам даже копейки на свадьбу не дали…
- А мы не нищие, чтоб копейки собирать! — парировал Федор, развернувшись и направившись к жене.
- Сука, мразь… Выхлоп! — шепчет Светлана. — Выблядок… хуесос… Скотина… Мутант… … сука…сука… сука…
- Что-оооо?!!! — Орет Федор. Его огромные ладони ловким движением заправляют край подушки в рот жене. Та выпучивает глаза и выпученными глазами протыкает детей. Саня перестал хныкать и с удивлением смотрит на происходящее. Оленька крепче сжимает руку брата.
Федор нависает над женой и будто не замечает, что та начинает задыхаться.
- Сучка! Ебаная сучка! — Федор хватает жену за нос двумя пальцами. — Сучка! Ведь уебу же, ей-бо, уебу так, что сдохнешь на хуй. Ну хули тебе выебываться? Ну, ты чего хочешь? Сдохнуть хочешь?
- Мммммм — мычит Светлана.
- Ты — хуесоска! Ты — дрочка! Сучка! Понятно? — Федор ослабил хватку. Вытащил край подушки изо рта жены и спросил в открытый рот:
- Кто сука? Кто манда? Кто блядина? А?
Светлана глубоко задышала и ненавидяще посмотрела мужу в переносицу.
- Я кого спрашиваю? Кто блядь?!!!!!! — заревел Федор.
- Скотина…. такое… при детях… — прошептала супруга.
- Что, блядина?!!! Что, овца?!!! Счас ты у меня говно жрать будешь, мондавошка!
Федор схватил за шею жену и уволок в спальню. Дверь захлопнулась.
Оленька стояла в луже собственной мочи. Саня сидел на полу и пальцем размазывал жижу.
За дверью спальни слышался затухающий шорох борьбы и приглушенные стоны.
- Дети, идите спать. Завтра вставать рано. — прокричала из-за дверей Светлана.
Оленька взяла Саню за руку и повела, как и велела мать, в детскую. Спать. Выключили свет. Наступила тьма.- Ну и куда я с таким носом завтра появлюсь? Ведь просила — к лицу не прикасайся.
- Извини, любимая, так разошелся, что уже еле — еле сдерживался.
- Хи… Да я заметила это.
- Да ладно… — смутился Федор.
- И еще — ты забыл меня пиздой тухлой обозвать и проституткой ни разу не назвал!
- Да, действительно забыл.
- Ну в следующий раз не забудь, любимый…
- Хорошо, дорогая.
- Ну иди же ко мне.
Светлана прижалась к Федору.
-  Я люблю тебя.
- Я тоже тебя люблю.Капельки лунного света растеклись по комнате. Детям снился одновременно один и тот же сон. Персонажами сна были: голова Медузы, женщина с бородой и паук, пожирающий мужчину…

андреас часовски