В хиппстерских «Этажах» Ленинграда делать, на самом деле, нечего, мы бы туда и не сунулись, если бы не книжный магазин «Факел». В 63 годовщину ушастого вооруженного женского восстания нам срочно понадобился феминисткий подпольный журнал «Кобелиха», который, по слухам, можно раздобыть только в Центрально- Черноземном регионе.

книжный магазин Факел самиздат- Идём в «Факел», там — самиздат и Feral House — духовный энергетик, для тех, кто срыгивает слюни и аккуратно смотрит в землю. Разве можно этого не знать? В «Этажах»…

- «Этажи»? — Хуй покажи!

- Да, ладно, сам знаю, что фалафельная сплошная с маршмеллоу. Но в «Факел» стоит попасть.

Судя по названиям книжных магазинов Ленинграда: «Факел», «Фаренгейт 451″, «Все сожжёны»,  «Книжный ожог», «Порядок дров», можно предположить, что книгами здесь отапливают близлежащие кварталы.

Рухлядь идеологий всех сотрудников Контроля дала течь именно в том месте, где страх подлавливает маленьких девочек и затаскивает в машину, чтоб увезти в шутовскую церковь. Девочка — в рассрочку! Панки готовы связать ее с ног до головы и представить своей любовницей, а себя — красивыми герцогами обезьян! Так сообщил нам отрывок, вырванный из журнала «Кобелиха».

книжный магазин Факел самиздат

Пока пробираемся через территорию бывшей хлебной фабрики, мальчики бесстыже тыкают в нас отщепенцами в разные места, а когда случается, то с ладоней они сливают что-то в свои баночки — пожимают плечами и улыбаются. Если с кем приобщаешься за полтора косаря тут же — в магазине или в такси тебя обслужат как при коммунизме! Тут каждый продавец поклонник Обамы или коммунист-постэкзотист, понимаешь, что с Обамой, который оттопыривается в штанах недалеко до культуры, а потом уже придется не отказывать в ритуалах.

книжный магазин Факел самиздатЕсли бы хоть одна авторка журнала была по-настоящему жива, то она изобильно провыла бы нам про савские сколиозы без капитализмов в США, про мужика в платье, от которого отвалился кусок чего-то абстрактного и, наконец-то, безальтернативному профессору Кто-У-Нас-Самый-Главный-Хуй нашлась альтернатива удивления Собчак — этакая подозрительная страсть врачей в операционных подкрашивать оперируемым телесные пупы.

Политическая линейка определяется борделем как квадрат связи сложных истин, помноженное на виски, процесс обратный этому -  всех заебавший Паланик, с электронным разрушением и удачным пузом.

Не забредавшая сюда полиция мозга, пропустила довольно увесистую лавку самиздата, который в определенные числа выдают по талонам. Мы испытываем определенное восхищение, как дикари, испытывающие такое же восхищение перед смертью. Наставить литературных рогов всем этим писателям фэнтези с Арбата, которые довольствуются своей благотворительностью при организации борделей футс-нот-бомб.


книжный магазин ФакелНемного профессионального оккупации взгляда литературного побирушки достаточно, чтоб рассмотреть экзотическую подборку текстов, но феминистского журнала «Кобелиха» не разглядеть.

Блуждание уголовного мата — прекраснейший маркер для большинства изданий, стремящихся возвеличить сатану от подозрительных пидорасов, а бесовских князей — от простых демонов, — это природа текста.

Записки чевенгурской полуночи, рассказанные юридически грамотным писателем. Все было бы хорошо, но вдруг понимаешь, что критикуешь подписчицу, так здорово сказавшей апостолу Ельца о необходимости проглотить хуй на глазах королевских ищеек. Глазированное фото Борхеса, и опальные интервью необычайных людей, умеющих облегчиться один раз в толчок, второй — на бумагу.

 

Закипает холодная соль.

Ленинград.

Территория бывшего хлебного комбината.

Книжный магазин «Факел».

Поисковая группа охотников на книги

 

 фотокарточки с места поиска:

книжный магазин Факел самиздат

книжный магазин Факел самиздат

книжный магазин Факел самиздат

книжный магазин Факел самиздат

книжный магазин Факел самиздат

Новая книга В.И.Ленина. Про ослов, конечно же